Черное зеркало - 4 сезон - обсуждение

Черное зеркало — 4 сезон: обсуждение с Чарли Брукером

В преддверии 4 сезона «Черного зеркала» издание Flickering mith встретилось со сценаристом и продюсером Чарли Брукером и его соавтором Аннабель Джонс. Создатели сериала рассказали о написании сценария и о развитии шоу с момента его перехода на Netflix.

И так вы, очевидно, работаете вместе уже давно. Как вы познакомились?

Аннабель Джонс: мы не знаем друг друга.

Чарли Брукер: Это буквально первый раз, когда мы встретились (смеётся).

Аннабель Джонс: мы начали работать вместе 17 лет назад, просто оказавшись в одном здании.

Чарли Брукер: это было странное место. Я работал в одной компании. Аннабель была моим боссом. Поэтому мы всегда работали вместе (смеется).

Аннабель Джонс: всё это немного странно.

Кстати, пока не забыли. В Сети сейчас не так много ресурсов, которые ведут толковую аналитику по фильмам и сериалам. В их числе — телеграм-канал @SciFiNews, авторы которого пишут годнейшие аналитические материалы — разборы и теории фанатов, толкования послетитровых сцен, а также секреты  бомбических франшиз, вроде фильмов MARVEL и «Игры Престолов». Подписывайтесь, чтобы потом не искать — @SciFiNews. Однако вернемся к нашей теме…

Спасибо за «USS collistar». Похоже, что это лучшая серия сезона — она стала флагманом 4 сезона также, как «Сан-Джуниперо» был флагманом 3 сезона. Мне просто интересно повлияло ли на создание этой серии «Сан-Джуниперо»?

Чарли Брукер: и да и нет. Трудно назвать какую-либо серию флагманом. У всех разные фавориты. Многие люди придерживаются разных мнений относительно того, какая из серий является их любимой. Безусловно, «Сан-Джуниперо» повлияло на создание новые серии. Это был первый эпизод, написанный для Netflix и вообще, первый написанный эпизод 3 сезона. В той истории есть очень тёмные места, но также и комедийные моменты, которых вы, возможно, не ожидали.  Мы были довольны тем каким получился «Сан-Джуниперо» и это нас творчески раскрепостило.  Мы задали себе вопрос: «Так, а чего мы еще не сделали?»  Мы показали Восьмидесятые, поэтому теперь решили показать космос.

Аннабель Джонс:  когда мы работаем над сценарием, мы обсуждаем определенную тему либо придумаем сюжет по схеме «Что было бы, если».  В конце концов Чарли говорит «я придумал», и у нас появляется история.  Ну иногда всё развивается неожиданным образом.  При написании сценариев сезона мы не думаем ни о каком эпизоде как о флагмане.  Что бы мы ни делали, мы стараемся выполнять работу должным образом.  Все 6 серий должны быть хорошими, все должны нравиться людям по-разному, и у каждого зрителя должен быть свой фаворит,  ведь это сериал-антология.

А у вас есть любимые серии в новом сезоне?

Аннабель Джонс:  Это секрет

Чарли Брукер:  это всё равно что спрашивать у родителей, кто из детей является их самым любимым.

Аннабель Джонс:  или всё равно что спрашивать человека о его любимой музыке —  ведь мы все слушаем разную музыку в зависимости от настроения.

Кстати, это видео поможет вам разобраться с содержанием серии «Повесь диджея»:

Считаете ли вы что сериал полностью изменился, придя на Netflix?

Аннабель Джонс: Нет. Речь в большей степени идет о качестве и размахе историй, которые мы рассказываем.  Характер самого шоу не изменился. Мы сделали эпизод «Сан-Джуниперо», который имеет оптимистическую концовку, и мы сделали серию «Заткнись и танцуй», которая является камерной историей, и эти эпизоды прекрасно сосуществуют в рамках 6 серий.  На платформе Netflix мы можем экспериментировать c продолжительностью, мы можем рассказать гораздо больший историй, таких как с «USS collistar».

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ: Черное зеркало — 4 сезон 5 серия (Металлист): обсуждение и объяснение

Вы говорите о сериях, которые идут 1 час 15 минут?

Чарли Брукер:  74 минуты.

Аннабель Джонс:  А ещё в новом сезоне у нас есть «Металлическая голова»,  которая идёт около 40 минут.

Чарли Брукер:  38 минут (смеётся).

Аннабель Джонс:  Как видите, мы даем исчерпывающую информацию (смеётся).

Чарли Брукер:  мы любим точность

Аннабель Джонс:  Я считаю, что расширенная продолжительность серий позволила нам рассказывать более объёмные истории.

Можете ли вы рассказать о процессе написания сценария? Какая идея хороша для «Черного зеркала», а  какая — плоха?  Откуда вы черпаете вдохновение?

Чарли Брукер:   бывает по-разному.  Мы обсуждаем идею.  Мы говорим: «О боже, нам нужно сделать еще одну серию. Что нам делать?  И тогда мы начинаем что-то обсуждать.  Это может быть проблема, например, вопросы о детях и родителях или просто какое-либо жизненные наблюдения. Затем в какой-то момент появляется идея «что если?», и мы начинаем ее всесторонне обсуждать.  Я пытаюсь представить хороший результат, а Аннабель иногда говорит «Да нет, такого не может быть»,  а я говорю «Да нет, такое возможно».  И так мы продолжаем до тех пор, пока не оказываемся в восторге от полученной серии.  Затем мы пишем краткий синопсис, который представляет собой пару страниц, описывающих историю.  А затем — отправляем этот материал в Netflix, и они присылают свое согласие.  Затем я уединяюсь, чтобы написать первый черновик.  Иногда это занимает два-три дня, а иногда — две-три недели или даже месяц — Заранее предсказать невозможно.  Затем я отправляю черновик по электронной почте Аннабель, и она дорабатывает его.  Затем мне приходится пройти через то, через что проходит каждый писатель Я получаю рукопись обратно вместе с замечаниями. «Я знаю, я знаю», —  отвечаю я — «Я не говорил, что все идеально».

Аннабель Джонс:  и тогда я подтверждаю, что работа закончена.

Чарли Брукер:  она ставит оценку от 1 до 10, и мы заканчиваем.

Так быстро?

Чарли Брукер:  Ну, на самом деле не так быстро.  Иногда мы рвем полученный сценарий на кусочки и начинаем с нуля.  Иногда после нескольких таких подходов мы говорим себе: «О боже, это не работает». Тогда приходится откладывать сценарий в сторону и приниматься за другой.

Аннабель Джонс:  так происходит не очень часто.  Мы редко отказываемся от сценария.

Чарли Брукер:  Но был один раз. Я положил его в ящик, а затем вернулся к нему и закончил.

Аннабель Джонс:  такого не было.

Чарли Брукер:  Нет, ты всё время поддерживала меня, чтобы я вернулся к тому сценарию.  Кстати, когда к работе подключается режиссер, история часто приобретает новые грани.  У Джоди Фостер было много мыслей и предложений по «Архангелу».  Нам даже пришлось возвратиться назад и немного переделать историю.  Кроме того, «Крокодил» изначально был написан с мужским главным персонажем. После этого мы отправили сценарий Андреа Райзборо.  Прочитав его, она сказала: «Я бы очень хотела сыграть эту роль, пожалуйста».

Аннабель Джонс:  когда-то она уже играла подобную роль и она подумала: «это настоящий вызов для меня! Смогу ли я повторить это?»

Чарли Брукер : Мы подумали над этим, обсудили и решили вернуться немного назад, чтобы переделать некоторые аспекты сценария.  таким образом, по мере того, как к созданию серии подключаются всё новые и новые специалисты, скелет истории обрастает мясом.  Поэтому моя работа на начальном этапе отражает именно моё видение результата.  Но в ходе производственного процесса нам поступает множество предложений, и, когда мы добираемся до конца, история часто становится непохожа на первоначальный набросок сценария.

Вы упомянули Джоди Фостер.  Вы получили ей съемку «Архангела» или выдали ей несколько сценариев на выбор?

Аннабель Джонс:  Нет.  Когда мы подбираем режиссеров, мы хотим, чтобы серии отличались друг от друга благодаря разнообразию подходов к работе и видений различных режиссеров.  Поэтому мы долго решаем, кто будет снимать тот или иной эпизод. Поскольку мы работаем в жестком графике, мы должны принимать решения быстро и работать с теми, кто в настоящее время доступен.  Но с Джоди Фостер мы хотели работать с самого начала, потому что она как никто способна прочувствовать дух порученного ей эпизода.  У Джоди хорошие отношения с Netflix ещё со времен «Карточного домика» и «Оранжевый — это новый черный». Поэтому, прочитав сценарий, они сразу сказали, что ее кандидатура отлично подходит для работы над «Архангелом».  Они отправили ей сценарий, и он ей понравился.  Мы всё обговорили и поняли, что мы «на одной волне». А затем мы приступили к работе. Конечно, мы очень волновались, ведь это всё-таки сама…

Чарли Брукер:  Джоди черт возьми Фостер!

Аннабель Джонс:  мы были очень польщены, поскольку она очень избирательна в отношении предлагаемых ей проектов. Она — также мать, ей нельзя надолго отлучаться от семьи. В связи с этим она отвлекается от семейных дел только ради действительно стоящих проектов. У нее есть дети, поэтому она отлично понимает, как работать с маленькими актерами. Было невероятно круто наблюдать ее на съемочной площадке, где она работала с девочкой, взрослеющей от младенчества до подросткового возраста. Пришлось поработать с несколькими юными актрисами, чтобы полностью реализовать творческий замысел. Джоди отлично умеет создавать непринужденную атмосферу на съемочной площадке — это одно из преимуществ работы с ней.

В наше время мы становимся свидетелями серьезных международных событий.  Вдохновляют ли вас такие резонансные события как Брексит или избрание Трампа президентом США?

Чарли Брукер:  Ну, о трампе мы думали, когда снимали серию про Уолдо.  Любопытно что «Архангел» был написан сразу после того, как состоялось голосование за Брексит. Конечно, это было уже давно. Нашу работу можно сравнить с управлением океанским лайнером — требуется много времени, чтобы он развернулся.  Я никогда не знаю, как будет выглядеть мир через полтора года, когда сценарий станет готовым шоу. Поэтому мы не стараемся угнаться за текущими мировыми событиями. Конечно, мы не игнорируем их. Но они не являются основным источником вдохновения. Мы не рассуждаем по принципу «О, случился Брексит» или «О, Трампа избрали! Давайте расскажем об этом историю».  Идеи приходят не так. Иногда, когда мы работаем над историей, она резонирует с какими-либо текущими мировыми событиями, но часто это бывает совпадением. Серия про Уолдо напоминало выступления Бориса Джонсона на предвыборных шоу. Но, мы не читаем газеты, чтобы извлекать оттуда идеи.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ: Черное зеркало — 4 сезон: откуда появились псы и другие вопросы

Несколько дней назад вышло сообщение о том, что одна компания собирается выпустить 3D принтер стоимостью 300 долларов. Не хотели бы вы обыграть подобный сюжет в одной из серий?

Чарли Брукер:  Прогресс не остановить.  Даже iPad уже невозможно засунуть обратно в коробку, если вы его оттуда вытащили. Я думаю, что в настоящее время мы сталкиваемся с огромным количеством вещей, с которыми нам рано или поздно суждено было столкнуться вследствие научно-технического прогресса.  И это очень странно, потому что вещи сначала попадают в наше распоряжение, и только потом мы понимаем, как они отражаются на нашей культуре и на нашем обществе. Есть хорошая аналогия с автомобилем. Когда появился автомобиль, всем было очевидно, что это отличный транспорт и замечательное изобретение. Однако нам потребовалось некоторое время, чтобы придумать правила дорожного движения и дорожные знаки, а также дорожную разметку. Должно было произойти множество аварий только. Только после этого мы стали задумываться над обеспечением безопасности дорожного движения.  В наше время еженедельно изобретают сотни подобных «автомобилей». Но, согласитесь, мы уже не можем вернуться во времена извозчиков.

Но чтобы вы сделали, если бы вас отправили обратно в 20 век? Как бы вы с этим справились?

Чарли Брукер:  думаю, справился бы. Часов через 48.  Я ведь сумел-таки отказаться от сигарет и телефонов.

Аннабель Джонс: в конце концов можно отказаться даже от автомобиля.

Чарли Брукер: А я и не могу ездить на автомобиле. Я так и не научился ездить.

Аннабель Джонс: «вам нужно придумать правила» — говорит сторонний наблюдатель (смеётся).

Чарли Брукер: Я имел в виду изучение правил функционирования системы.

Аннабель Джонс: В которой ты не участвуешь.

Вы разговариваете с учеными о технических инновациях, которым посвящен сериал?

Чарли Брукер:  Если честно, то нет, хотя мы должны это делать. Мы постоянно думаем, что лучше бы обратиться к специалистам из Силиконовой долины или подобных мест. Однако мы этого не делаем. Иногда я читаю странные статьи о технических инновациях, которые меня удивляют. Так было, например, когда мы работали над серией «Ненависть нации», в которой были показаны бесчисленные маленькие дроны. Они были почти что реальными.

К вам подходят люди со словами: «Всё это так реалистично! Мы боимся, что это станет правдой через несколько лет!»?

Чарли Брукер:  иногда такие люди действительно подходят и говорят что-то вроде этого. И это очень круто. Наша работа состоит в том, чтобы беспокоиться о будущем, и если это кого-то действительно начинает волновать, то это просто замечательно.

Аннабель Джонс: Конечно, в будущем не обязательно появятся подобные технологии, ведь мы всего лишь экстраполируем явления, имеющее место в наше время. Мир куда более сложен и непредсказуем.

Чарли Брукер: в новом сезоне есть эпизод под названием «Металлическая голова», который идёт 38 минут вместе с титрами. Это серия — своего рода технологический кошмар. Он не похож на истории, которые мы обычно предпочитаем показывать — ну, те которые связаны с человеческими дилеммами.

Существуют ли режиссеры которые вас вдохновляют?

Чарли Брукер: скорее, фильмы, нежели режиссеры. Я могу назвать несколько шоу, которые повлияли на «Чёрное зеркало». Например, «Сумеречная зона» или «Шоу Трумана». Я смотрел этот фильм думал, что он отличный.  Он весело и непринужденно затрагивает непростые темы. Возможно, среди источников вдохновения больше телевизионных шоу, нежели полнометражных фильмов.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ: «Черное Зеркало» продлили на пятый сезон

Аннабель Джонс: на самом деле это непростой вопрос: что влияет влияет на сериал больше всего. Нас вдохновляют разные жанры. Например, в новом сезоне у нас есть почти что романтическая комедия.

Чарли Брукер:  или у нас есть история о чём-то вроде приложения Spotify для отношений. Представьте себе сервис, который способен воспроизвести все отношения, которые вы будете иметь в своей жизни. Это хороший повод задуматься о романтике. «Повесить диджея»  — это довольно весёлый эпизод.

В прошлых интервью вы говорили что ваши шоу не об опасных технологий, а о людях, которые используют технологии неправильно. Как вы считаете, существуют ли неправильные технологии, которые всё же используются людьми?

Аннабель Джонс: например, бомба.

Чарли Брукер: я не поклонник ядерных ракет.

Аннабель Джонс: Почему?

Чарли Брукер: Я настроен против ядерной войны. Я беспокоюсь также об автономных средствах вооружения — роботизированных машинах для убийства, которые в один прекрасный день могут выйти из-под контроля. Мне это не нравится.

Аннабель Джонс: Я думаю, что рано или поздно нам придется задуматься об отношениях людей и технологий. Хотим мы этого или нет.

Чарли Брукер: Я работаю над собой. Я много лет был заядлым курильщиком и курил до 60 сигарет в день. Теперь я вижу, что социальные медиа представляют собой нечто похожее на пагубную зависимость. Просыпаясь, я первым делом проверяю свой телефон, и ощущения примерно те же, что и когда вы добираетесь до пачки сигарет.

Как вам удалось отказаться от телефона?

Чарли Брукер: приходится просто относить телефон в другую комнату. Я знаю одного писателя, который кладет телефон в сейф с таймером, который не позволяют ему использовать устройство, когда в этом нет необходимости.

После того как вы покинули 4 канал, на нём вышел еще один онтологический сериал «Электрические сны». Вы его видели?

Чарли Брукер:  Нет, не видел. Кроме того, я также не смотрел «Мир Дикого Запада»  и фильм «Она», поскольку люди постоянно говорили мне: «Вы должны это посмотреть, ведь это совсем как «Черное зеркало». Я боюсь испытать профессиональную ревность, поэтому стараюсь избегать просмотра этих фильмов.

Аннабель Джонс:  не хочется испытывать на себе чужое влияние, ведь идеи придумывать так трудно. Не хочется узнавать свои идеи в чужих работах. Поэтому иногда лучше воздержаться от просмотра некоторых фильмов.

Чарли Брукер: Кроме того, когда мы разрабатываем тот или иной сюжет, мы можем отказаться от него, найдя нечто схожее, например, в «Мире дикого запада» или в «Электрических снах».  Хотя в итоге у нас мог выйти совершенно другой сюжет. Вы можете подумать: «О боже, они нас опередили!». Хотя на самом деле это здорово, что сейчас выходят такие крутые сериалы. Онтология —  это один из самых старых форматов в истории телевидения, и не мы его изобрели. Это формат, время которого снова наступило — отчасти из-за моды, отчасти из-за потоковых сервисов. Нам больше не нужно беспокоиться о том, чтобы люди обязательно вернулись через неделю. Проблема рейтингов больше не стоит настолько остро.

ДАЛЬШЕ: Черное зеркало — 5 сезон: дата выхода обсуждается

Больше годной аналитики по кино и сериалам — в телеграм-канале @SciFiNews