Стриптизерши - концовка, ее объяснение и смысл

Стриптизёрши (2019) — концовка, ее объяснение и смысл

Эта история основана на реальных событиях. Имена героев были изменены.

Идеальное преступление — это преступление без участников. Человеческий фактор все портит. План может быть отличным, в нем может быть логика, но как только в уравнение входят люди, под ваше предприятие закладывается бомба замедленного действия.

Мы — не холодные цифры. Мы — кровь и жажда. Сценарии преступлений строятся на уверенности, но по ходу их исполнения люди всегда будут сомневаться. И как только страх овладевает вами, вы оказываетесь обречены. Если мы не можем доверять себе, мы не можем доверять и другим людям.

Вы знаете, как все будет. Вы видели достаточно таких фильмов. Все идет очень весело, пока твоего друга детства не арестовывают.

Фильм «Стриптизерши» соединяет грязь и роскошь в одной криминальной истории, однако веселья в нем несколько больше, чем в аналогичных историях.

Фильм начинается обычным предупреждением: «Основано на реальных событиях». Картина снята на основе статьи Джессики Пресслер, в которой рассказывалось, как группа Нью-Йоркских стриптизерш в 2008 году заманивала богатых дельцов с Уолл-стрит в укромные места, где женщины обчищали их кошельки, используя усыпляющие коктейли. Преступницы жили в роскоши до самого своего ареста в 2014 году.

Метод преступления, который можно увидеть в фильме, мало чем отличается от того, что был представлен в статье Пресслер. Одна из сообщниц отправлялась в верхний бар, где заманивала «богатого болвана».

Женщина флиртовала с жертвой до тех пор, пока не «подтягивались» остальные «сестры». Затем мужчину отвлекали, пока в напиток за его спиной подмешивали усыпляющие вещества.

Сочетание MDMA и кетамина вызывало у жертвы чувство эйфории и приводило к потере памяти. Следующим утром ограбленные мужчины ничего не могли вспомнить.

Главными героинями фильма «Стриптизерши» стали Рамона (Дженнифер Лопес) и Дестини (Констанс Ву). Между ними формируются отношения наставницы/ученицы, однако такие отношения не могут длиться долго.

Стриптизерши

По мере того, как они добывают все больше богатства, грабя доверчивых богачей, Дестини все чаще испытывает чувство вины. Она сочувствует жертвам ограблений, в то время как Рамона хочет довести количество ограблений до одиннадцати.

Рамона приглашает в свою команду Доун (Мэдлин Брюер). Последняя полна энтузиазма, а кокаиновая зависимость освобождает ее от сомнений и страхов. Они хотят обчистить нескольких «клиентов» на 50 тысяч долларов и хотя бы одного магната на 150 тысяч.

Стыд и страх бессильны перед лицом банкротства и разорения. Жертвы начинают давать показания, и Доун оказывается первой, кто попадается. Расследование набирает обороты и появления полиции на пороге Рамоны и Дестини становится лишь вопросом времени.

Большинство фактов, показанных в «Стриптизершах» заимствованы из статьи Пресслер, однако имена героев были изменены. Обе женщины, ставшие прототипами Рамоны и Дестини зарабатывали на жизнь эротическим танцами до финансового краха 2008 года. Когда их финансовое положение пошатнулось, они обратились к более креативным и незаконным способам отъема денег у добропорядочных бизнесменов.

По большей части мотивация Дестини связана с ее бабушкой, однако согласно исследованию Vulture, ее бабушка умерла, когда она была еще подростком. Создатели фильма упростили историю, чтобы расположить аудиторию к главным героиням.

Реальная Саманта Барбаш, несомненно, была главной банды и, подобно Рамоне, с радостью вошла в преступное сообщество молодых девушек. Она начала заниматься стриптизом в 19 лет, но к 2008 году ей было уже за тридцать, и по стандартам своей профессии, она находилась уже в пенсионном возрасте.

В статье Пресслер сравнивает Саманту с тремя обворожительными представительницами поп-культуры — Джессикой Рэббит, Анджелиной Джоли и Клеопатрой.

В отличие от бабушки Кео, ребенок Барбаш вполне реален (хотя детей у нее было больше одного), однако он не упоминается в статье и, кажется не является причиной ее действий.

Кео соглашается с методами обогащения Барбаш, однако их отношения отличаются от тех, что показаны в фильме. Сравнение их тандема с Коби Брайантом и Шакилом О’Нилом заимствовано прямо из истории Пресслер, однако Барбаш и Кео в реальности не слишком заботились о благополучии друг друга. Они были партнерами, а не семьей.

После ареста всей шайки Дестини стала первой, кто признал вину. Рамона пришла по этому поводу в ярость, которая, однако сменилась пониманием.

Ни одна из женщин, участвовавших в ограблениях, не села в тюрьму надолго. Элизабет (Джулия Стайлз), пресс-секретарь Пресслер, призвала Дестини обратиться к Рамоне, поскольку видела глубокую связь между двумя женщинами. Дело в том, что спустя годы после ареста Барбаш и Кео не разговаривали друг с другом.

ДАЛЬШЕ: Есть ли в фильме «Стриптизерши» сцена после титров?