Большая маленькая ложь - 2 сезон

Большая маленькая ложь — 2 сезон: мнение режиссера

THR  поговорил с Жан-Марком Валле о съемках последней серии «Большой маленькой лжи» и открытого финала.

Именно Риз Уизерспун добилась, чтобы Валле режиссировал все 7 серий драмы.

«Она убедила меня!» — рассказал Валле.

Изначально Валле должен был снять только первые 2 серии, но все изменилось благодаря Уизерспун.

AliExpress WW

«Риз и Николь Кидман — все потребовали, чтобы я это сделал. И я сказал: Хорошо, давайте попробуем».

Таким образом, Валле снимал и заключительную серию, из которой зрители, наконец, узнали, кто умер и как.       

Кстати, пока не забыли. В Сети сейчас не так много ресурсов, которые ведут толковую аналитику по фильмам и сериалам. В их числе — телеграм-канал @SciFiNews, авторы которого пишут годнейшие аналитические материалы — разборы и теории фанатов, толкования послетитровых сцен, а также секреты  бомбических франшиз, вроде фильмов MARVEL и «Игры Престолов». Подписывайтесь, чтобы потом не искать — @SciFiNews. Однако вернемся к нашей теме…

Актеры высоко оценили ваш стиль, в том числе использование естественного освещения и подвижной камеры. Александр Скарсгард сказал, что это похоже на съемку пьесы. Можете рассказать о вашем подходе к работе?

Главное — история и актерская игра. Я стараюсь как можно меньше вмешиваться. Я не останавливаю хорошие сцены. Они говорят: «О, мы любим Жан-Марка». Это потому, что они знают, что все дело в них самих. [смеется]   Я пытаюсь дать аудитории впечатление, что мы «проникаем» в головы героев.  Например, когда мы в машине с Риз, и она едет одна, я использую звук из настоящего времени (звук авто, едущего по дороге), а затем я перехожу к некоторым быстрым воспоминаниям. Я не использую звуки из воспоминаний. Это подчеркивает, что мы имеем дело с мыслями героини. В другой момент Лора Дерн сходит с ума. Я не предупреждал актеров и съемочную группу, что она будет делать. Я подошел к Лоре и сказал: «Я хочу, чтобы вы сошли с ума! Просто повернись и заставь всех вздрогнуть!» [Смеется] Это показывает, насколько она хорошая актриса.   

Изначально вы собирались заниматься только первыми двумя сериями. Как вы решили снимать весь сезон?

Это все Риз. Она меня убедила! «Это замечательный проект», — сказал я. — «Давайте я начну, а потом вы найдете других режиссеров». Она сказала: «Хорошо». Когда я снял две серии, она сказала: «Ты уверен, что не хочешь снять сериал до конца?»    И Риз, и Николь, и дети, которых я снимал, все сказали: «Мы хотим, чтобы ты снял все остальное». Я сказал: «Хорошо, давайте попробуем. Думаю, я справлюсь».  

В сериале особое внимание было уделено проблеме домашнего насилия. Как вы решали, как будете это показывать?

Это все — дело рук актеров. Я хотел показать зрителям ситуацию с точки зрения Селесты. Мы видим, как она мыслит. Надо отдать должное сценаристу Дэвиду Келли — насилие было жестким. Это были жесткие сцены с Николь и Алексом. У нас была дублерша для наиболее жестоких сцен, но в 80% случаев в кадре была именно Николь.  Алекс толкал ее и делал вид, что бьет, и она била его. Даже секс был жестоким. Когда мы смотрим эти сцены, возникает чувство, отторжения — вы не хотите быть там, вам там не место. Нет музыки. Только звуки происходящего. Так достигается реализм.

В последней серии много музыки: Бонни, Эд, Нэйтан — все поют. Актеры пели по-настоящему?

Нет! Нет! Нет! [Смеется] Зои поет, как богиня, и она потрясающая, и это ее голос. Но Адам Скотт и Джеймс Таппер — у них ужасные голоса. Я хотел, чтобы все было эмоционально и красиво, поэтому я попросил Конора О’Брайена, вокалиста ирландской группы Villagers, стать голосом Эда Скотта. Когда Эд в 4 или 5 серии тренируется в своей гостинной, это не Эд — это Конор О’Брайен. И затем я попросил Криса Айзека стать голосом Джеймса Таппера. Он работал до тех пор, пока у него не возникли проблемы с графиком — тогда я использовал Даниэля Эйджи, который голосом напоминает Криса Айзека.  

Как вы снимали убийство и финальные сцены?

Это была самая трудная съемка в моей жизни! Мы снимали вечеринку две недели — 10 ночей, с 8 вечера до 6 утра.  Это было очень тяжело — снимать в ночное время.  Мне пришлось снимать вечеринку с точки зрения Мэдлин, с точки зрения Селесты и с точки зрения Джейн, Бонни и Ренаты. А потом нам пришлось снимать мужчин. Это было трудно! Персонажи были одеты в костюмы Элвиса и Одри Хепберн. Это было потрясающе. В монтажной комнате главная проблема состояла в том, чтобы найти правильный ритм. Кто куда смотрит, затем — воспоминания Джейн, которая понимает, что Перри — насильник. Затем он узнает Джейн. Приятно было также увидеть этих женщин в комнате для допросов. Вы слышите дыхание и жужжащий звук, а затем кто-то играет с зажигалкой.  Потом вы слышить, как Николь говорит последние слова. Затем: «Отключай, я устал от этой лжи». И тогда мы задаемся вопросом, и мы до сих пор не знаем, что произошло.   

Каким бы вы хотели видеть финал?

Мы с Дэвидом придумали концовку, чтобы попытаться быть как можно более эмоциональными. Мы хотели, чтобы зрители поняли суть большой маленькой лжи. Они все лгут, чтобы защитить одну из них — ту, что была другой на протяжении всего сериала. Она была той, кого не приняли, и теперь все они лгут, чтобы защитить ее. И мы задаемся вопросом, правильно ли они сделали. Мы не уверены, но в то же время, мы говорим: «Хватит! Так этому гаду и надо!»  

В книге упоминается, что отец Бонни имел обыкновение оскорблять ее, и это привело к тому, что она убила Перри. Это не попало в финал, но планировалось ли это показать?

Пришлось бы слишком многое объяснять. Мы решили даже не снимать эту линию. Но дело не в этом. Независимо от того, подвергалась ли она насилию, она поступила правильно. Он выбивал дух из четырех женщин. Этот парень был сильным. И тогда она толкает его (хотя без намерения убивать), и происходит несчастный случай.

Как вы рассказали Скарсгарду  о судьбе его героя?

Этот парень — великолепный актер. Мы хотели бы, чтобы его герой был хорошим парнем. Он хороший отец, но с демонами в голове. И он искренен. В конце он говорит: «Я собираюсь измениться, Селеста. Помоги мне. Я собираюсь побороть этих демонов.  Пожалуйста, не делай этого» . Но он снова сходит с ума. Но уже в последний раз. Против него выступает сила природы. Эти женщины ужасно сильны. Вместе они также сильны, как океан, когда он разозлен.

Последняя сцена с женщинами на пляже кажется неоконченной. Уизерспун недавно упомянула о том, что о 2 сезоне уже ведутся переговоры. У автора Лиан Мориарти  есть некоторые идеи относительно того, о чем еще можно рассказать. Вы хотели бы снять 2 сезон?

История не отпускает зрителя. Мы думаем: «Правильно ли они поступили? Что будет дальше?» Теперь все зависит от аудитории. Но я бы не хотел делать 2 сезон.   Давайте двигаться дальше и делать что-то еще! Если будет возможность воссоединиться с Риз, Николь и их героинями, — отлично. Но «Большая маленькая ложь» — это законченная история.  Просто представьте себе желаемое развитие событий, и все. Мы не дадим вам 2 сезон, потому что история и так хороша. Зачем ее портить?