Мир Дикого Запада - 8 серия - Мейв

Мир Дикого Запада — 8 серия: музыка, как средство контроля

После каждой серии «Мира дикого запада» композитор Рамин Джавади рассказывает Vulture о музыкальном оформлении сериала.

В 8 серии «Западного мира» мы находим, что «Грезы» Дебюсси связаны с программированием андроидов. Мы видим песню в списке на планшете Форда, когда он обращается к перезагруженной Мейв в момент, когда она не реагирует на голосовые команды. Форд включает песню «Старый трюк старого друга», предполагая, что Арнольд использовал музыку для контроля над роботами, и что триггер достаточно силен, чтобы активизировать сознание Мейв.

 

«Музыка очень важна и выбирается неслучайно», — говорит композитор сериала Джавади. — «Великая сила музыки в том, что что-то происходит подсознательно, когда мы слушаем музыкальную пьесу, даже если вы слушаете невнимательно. Она просто делает с нами то, что не может сделать никакое другое искусство».

AliExpress WW

Как мы и подозревали, игра на фортепьяно в салоне является сигналом как андроидам, так и гостям: песня The Animals «House of the Rising Sun» звучит в эпизоде, когда перепрограммированная Мейв начинает понимать, как Делос заменил Клементину новым андроидом. (Совпадение ли, что песня о борделе в Новом Орлеане играет в Свитуотере?)

«Мейв понимает, что все это просто бессмысленный повторяющийся цикл событий», — говорит Джавади. — «Она пытается вырваться из него. Постепенно к ней приходит осознание того, что происходит. Она, понимает, что персонажи парка на самом деле не имеют значения, что они заменяемы. Таким образом, ее отношения к Клементине не представляют ценности».

Кстати, пока не забыли. В Сети сейчас не так много ресурсов, которые ведут толковую аналитику по фильмам и сериалам. В их числе — телеграм-канал @SciFiNews, авторы которого пишут годнейшие аналитические материалы — разборы и теории фанатов, толкования послетитровых сцен, а также секреты  бомбических франшиз, вроде фильмов MARVEL и «Игры Престолов». Подписывайтесь, чтобы потом не искать — @SciFiNews. Однако вернемся к нашей теме…

После того как Мейв решает набрать свою армию,  фортепьяно исполняет песню Эми Уайнхаус «Back To Black». Несмотря на то, что мы не слышим тексты песен, они кажутся подходящими для Мейв: «Я умер сто раз … Ты возвращаешься к ней, а я возвращаюсь в темноту».

«Это может быть комментарием как для андроидов, которые готовы умирать снова и снова, а также для тех, кто каждый раз стирает их воспоминания. В следующей сцене Мейв — одна из членов сопротивления. Она вырывается из сценарной петли, берет под свой контроль повествование, и дирижирует как музыкой, так и другими роботами.

Мы видим сцену грабежа Гектора в Марипоза в двух вариантах: в первый раз используется музыка Rolling Stones «Paint It Black», а теперь, когда Мейв управляет ситуацией, она делает ставку на «Лебединое озеро» Чайковского. Возможно, музыка помогает успокоить андроидов, готовых подчиниться ее предложениям, отказаться от прописанного Делосом сценария и установить новый порядок.

«Это другой вид контроля»,— говорит Джавади. — «Вопрос в том, кто управляет машинами? И если они слышат музыку в голове, то как они воспринимают ее? Музыка выражает чувства человека. Как Мейв чувствует музыку? Это пока не ясно. Но можно сказать с уверенностью: теперь Мейв заняла место водителя и может сама выбирать музыку, которая будет играть в машине, если выражаться образно».